Alexander Polyakov (Alexander Polyakov) wrote in aftershock_2,
Alexander Polyakov
Alexander Polyakov
aftershock_2

Categories:

Пара слов о еде

В нашем сообществе тема того, что происходит с едой вообще, и с ценами на нее в частности, является общим местом. Рост цен по общему признанию является во многом рукотворным и отражает общий подход гуманистов к тому, каким именно путем должно сократиться человечество для наступления всеобщей гармонии. При этом Алексей и многие вместе с ним указывают на биотопливо, удобрения и прочую энергию как на основной источник роста цен, стихия тоже иной раз фигурирует. Не отрицая сказанного, я хотел бы посмотреть на проблему несколько иначе из своего медвежьего угла, именуемого Норвегией.
Подвигнуло меня на это следующее соображение: отчет Matvareutvalget (Продовольственной Комиссии Норвегии, парламентский орган) уведомляет, что отпускные цены производителей росли средними темпами 4.6% за последние три года. Позвольте, а почему походы в магазин навевают другие мысли? Откуда берутся 20-30-40 процентов в рознице? 
Ответ, как всегда, лежит на поверхности. Заброшу камушек Корсуненке. Развитое норвежское сообщество, которое, согласно всем возможным опросам и исследованиям, является раем земным и делает своих членов счастливейшими людьми на земле, не способно навести минимального порядка в таком малосущественном вопросе как снабжение населения продовольствием. Согласно все того же отчета, ICA, Rema 1000, NorgesGruppen и COOP (т.е. примерно 60% продовольственной розницы Норвегии) уличены в ценовом сговоре, жестком давлении на поставщиков, «применении внерыночных механизмов» (весьма тонкий эвфемизм) и преднамеренном доведении мелких производителей до состояния банкротства. Авторы отчета опасаются, что: «если тенденция продолжится в том же темпе, и в том же направлении, это навредит здоровой конкуренции и приведет к разбалансу сил в структуре продовольственного снабжения». Вот так-то. Не «наступил ад кромешный, из которого мы можем выбраться, только усадив в спокойное место на подумать несколько лет его устроителей», а «мы опасаемся, как бы не стало хуже». А чо, демократия: ни о каких оргвыводах речи не идет. Замечу, в Норвегии сейчас вовсю предвыборная компания в местные представтельные органы, иначе массы и того не узнали бы. Однако, любопытно охарактеризовать ситуацию цифрами. Итак, расклад согласно Dagligvareleverandørenes forening (Ассоциации поставщиков товаров повседневного спроса) на примере товаров бакалейной группы, продаваемых через магазины NorgesGruppen:
1. Себестоимость производства 2 кроны.
2. Затраты производителя на зарплаты сотрудникам, инвестиции в производтво, НИОКР, а также прибыль поставщика 2,80 кроны.
Это означает отпускные цены производителя для розницы 4,80 кроны.
Розничная сеть добавляет к цене товара следующее:
1. Сам факт начала диалога с Аско (складской структурой NorgesGruppen) добавляет к цене 0,5 кроны.
2. За факт нахождения товара на полках магазина – 3,50 кроны.
3. Непонятное мне изобретение NorgesGruppen под названием бонус от D-цены – 0,4 кроны.
4. Совместный маркетинг, проедполагающий указание товара в бесплатно распространяемых буклетах и установку его на видное место в магазинах – 0,8 кроны.
5. Ну, и на последок, дополнительная 1 крона за прво участия в замороченнейшей схеме распределения маржинальной прибыли.
Что имеем: товар, обходящийся рознице на входе в 4,80 кроны, приобретается покупателем за 11 крон.
Я готов биться на бейсбольных битах с любым, кто расскажет мне о том, что подлые отечественные мерчандайзеры, обложившие взятками несчастных растителей арбузов, имеют аппетиты хоть сколько-нибудь схожие с этой прекрасно отлаженной машиной по вытряхиванию производителей и населения из их штанов. Регуляторы свободного мира, опять же, как мы видим, не спят ночами, чтобы добиться справедливости для всех.
Любопытно сравнить ситуацию с тем, какой онат была в нашем тоталитарном прошлом. Пламенные и оттого особенно тоталитарные коммунстические товарищи предполагали (и на то у них были свои основания), что прибавачная стоимость генерируется исключительно в процессе создания объектов материального мира. А в процессе их обращения, который имеет составной частью розничную торговлю, генерируются исключительно издержки. Поэтому для большей части продуктов питания руководящей ролью для розницы была определена скидка размером что-то в духе 4%. Иными словами, вареную по 2,20 с Микояновского завода можно было купить по заявленной цене в магазине рядом с его проходной, та же цена была и в московсих магазинах с дурманящим сознание названием «КОЛБАСЫ», а, вот, Мособлпродторгу микоянцы продавали ее по 2,11. Имея по 9 копеек с килограмма, Мособлпродторг не мог укладывать полы в магазинах канадским гранитом, да и запах, чего уж там, иной раз в помещениях был не айс. Зато колбаса стоила 2,20 и я, не будучи совсем уж старым и не проживая по тем временам в Москве или, хотя бы, в областном центре, хорошо помню, что она БЫЛА. А також, какой она была на вкус, особенно в сравнении с ярко упакованным соевым аналогом.
Новое время рождает совсем другие взгляды на жизнь. NorgesGruppen, вот, считает, что свой обременительный труд она может начать, только получив 56% скидки. И тут самое время задуматься, а ктож этот светило мысли, решающий за нас с вами такое? Контроль над NorgesGruppen, как оказывается, принадлежит Nordea, а от нее дорожки куда ведут – неплохо всем известно.
Мы все можем легко начать жить в два раза богаче. Всего делов-то, попросить паразитов заняться делом. И быть внутренне готовым проститься с изрядной частью комфорта при совершении покупок (ну, и не только при этом). Проблема в другом. Мы сами и есть паразиты. Ну хорошо, не я, не Вы не торгуем с прилавка, и вообще не торгуем. Но сестра, сват, брат, кум... Поможем им? Для начала, расскажем, чем они на самом деле заняты? И какой труд в ближайшем будущем будет почетным?..
Tags: Мораль
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 62 comments