Капитан ТС (vbulahtin) wrote in aftershock_2,
Капитан ТС
vbulahtin
aftershock_2

К дискуссии о писателях и ситуации в Великобритании_не претендует на строгий анализ

В прошлом году одно из крупных российских издательств готовило сборник-серию "Третья мировая война" (идея не реализована, наверное, потому что ТМВ получает всё более жизненное воплощение)
Сюжетная предпосылка к сборнику следующая:
Россия, самое ближайшее будущее. Локальный конфликт перерос в военное противостояние России и Условного Противника, в котором угадывается западный военный блок. Масштабные боевые действия, как обычно, начались крайне неблагоприятно для нас. Потерян ряд территорий, в крупные города (исключая Москву) введены миротворческие контингенты из славянских стран. Они не слишком зверствуют, но почвы для вражды более чем достаточно.
Действие рассказов происходит главным образом в российских городах.
Ситуация здесь – плачевная. Администрация не работает, снабжение нарушено, связи нет, транспорт встал. Интернет-провайдеры, сотовые операторы и т.д., перестав получать платежи, практически прекратили работу. Реальная опасность голода, грабежи и мародерство. Хватает и предателей, приспособленцев, воров и мародеров…Именно в эти условия помещены герои рассказов сборника.

Поскольку со сценарием потери Россией части территорий я не был согласен, то подготовил для сборника две вещи с различным сюжетным ходом:
1.Россия уступает, но в итоге выигрывает (рассказ)
2.Весь мир летит в тартарары почти строго в соответствии со сценарием Авантюриста (это большая вещь под рабочим названием "Развиртуализация.Последняя линия обороны")
Есть в "Развиртуализации" отдельная часть, посвященная боевым действиям в Великобритании. Ниже короткий фрагмент, посвященный тому как чеченский эммигрант Мика, проживающий в г.Фишгард (Уэльс), инструктирует российских нелегалов, случайно оказавщихся в эпицентре беспорядков

Руки Мики ожили и заработали автономно, безошибочно выхватывая со стола детали. Через минуту чеченец держал собранную винтовку М–16 .
– Welcome to Уэльс. Вторую после Ливии туристическую Мекку для ценителей автоматического оружия и крупнокалиберных пулеметов. Не пугайтесь всего этого, – Мика махнул затворной рамой винтовки в сторону стола, где разгорались нешуточные страсти, и принялся за следующий автомат. – Сегодня у нас очередное противостояние. Псы из Суонси. Я не сомневался, они снова придут. Неделю назад мы отбили их передовой отряд. Теперь псы принялись за дело обстоятельно. Обложили Фишгард по периметру. Поздравляю, вы – последние, кто просочился в эту мышеловку. Даже иудейские красотки из нерезиновой, – Мика подмигнул Кох. – Не в силах нам помочь. Абергуайну конец. Проще принять неотвратимое, пребывая в нетрезвом сумеречном состоянии.
Оказалось, что это тост. Мика хлебнул из фляги, Кутялкин и Кох – из пластиковых стаканчиков, которые захватил с собой и всё это время скромно теребили в руках.
– Многие мужики перестали церемониться. Лишние рты, какими бы искусными они ни были, в городе уже не требуются. У нас перенаселение, военное положение, отчаянное похмелье с утра, лихое веселье вечером. Извините, если вас обидели. Вы их тоже поймите – всех наивных долбоебов уже в первый месяц выкосило. Наверное, вы последние. Мужики и не сообразили, как вам угодить.
В подвал то и дело забегали гонцы, трещали рации, бряцало оружие, к выстроенным у стен коробкам подходили пошатывающиеся боевики, хватали консервы, раскупоривали и переливали во фляги бутылки со спиртным, обострялась тональность переговоров, которые вел по рации единственный выбритый мужчина.
Сам Мика не переставал инструктировать захмелевших новобранцев:
– Вот доктор Эбрилл. Великий человек. Великий мизантроп, – Мика кивнул на бритого мужчину с резиновым лицом. – Его предки живут в Фишгарде со времен Короля Артура. Он в Уэльсе каждую собаку знает и не любит почти всех, от собаки до боссов совета графств . С утра он добродушно переругивается с псами, яйца им нежно крутит. Но мы даже переговорщиков к ним не посылаем. Всё и так ясно – и мы, и они оцениваем ситуацию, козыри, какие у кого силы, вооружение.
– Почему не удается откупиться?
– Потому что запасы Абергуайна им нужны полностью и без обременительного дополнения в виде нас с вами. Никто не собирается брать нас под защиту. Нас просто вырежут. Всех до одного. Простая средневековая конструкция, – Мика пожевал губами, словно беззвучно проговаривая последнюю фразу.
Средневековая конструкция – это значит великое переселение народов, реконкиста, крестовые походы, пытки, виселица, костры, города, стертые с лица земли за одно неосторожное слово.
– Ни о чем мы не договоримся – в лучшем случае просто время выиграем. – продолжал Мика. – То, что они сейчас предлагают расплатиться за зерно покровительством, оружием, медикаментами, соляркой – это просто приемы разведки. Прощупывают, чего у нас нет. Хотят подружиться, войти в город и доказать добрососедство. Пустить их в город – форменное самоубийство. Они до площади не дойдут, а уже половину города выгрызут. С радостными доброжелательными улыбками и невинным видом.
Гриша оглянулся:
– Что–то наши хозяева очень весело ведут себя для будущих покойников?
– А что им париться? Они уже месяц на нервах. Привыкли. Тут мужики в целом неглупые живут – зерно за год как все началось, стали придерживать. Как цены заплясали – вообще перестали продавать. Не смотрите, что они на вид пидорасы – многие из них уборочную за месяц до положенного срока начали. Жопой почувствовали – надо успеть хоть что–то сохранить. Тем, кто кашу заваривал, было выгодно ударить именно перед снятием урожая. Чтобы жрач растащили и пожгли без толку. Чтобы как можно меньше людей дожили до следующей весны, – Мика собрал последний автомат, ковырнул железяки на столе, с оглушающим грохотом сгрёб их в ящик. – Месяца полтора назад по округе стали ездить не только с чемоданами денег, но и с пулеметами. Во время одной местной разборки комиссары заезжие полсотни наших горожан положили. Тогда всё мужское население вошло в силы самообороны, стволы по всей округе собрали, приютили тех, кто боялся оставаться за чертой города, выдвинули на километр вперед дозоры, урожай, какой смогли, вытащили с местных ферм, скот в город пригнали. А дальше, у нас, наверное, как и у вас пошло, – Мика пристально посмотрел на Кутялкина. – Люди из Бирмингема, Ливерпуля, Манчестера и даже Лондона хлынули и в наши края. Мы охотно вписывали тех, кто привез оружие, боеприпасы, топливо, медикаменты. Крепких мужиков с бабами тоже брали, если ртов у них было немного. Селили по окраинам. Сейчас их первыми вырежут. Поэтому дней 5–10 они будут отчаянно оберегать город. Потом поножовщина и до нас дойдет. Тех, кто выживет, пересидит по подвалам, ждут горы неубранных трупов, опустевшие амбары, эпидемия, голод. Вы же знаете историю. Суонси претендует на роль столицы местной цивилизации. Но у них в городе жрать уже нечего, да и беженцев к миллиону. Вот и направляют во все концы отряды, надеясь, что вернутся единицы и со жратвой. Псы – голодные, бешеные, доведены до ручки. Отсюда не уйдут, пока все в землю не лягут. Не возвратятся к своим женам и детям с пустыми руками. К югу от Бирмингема помочь нам некому. Объединятся не с кем. Ньюпорт пал неделю назад. Другие окрестные силы собраны под крылом флагом Суонси. Карательная операция приведет к простому итогу – пояление на холмах Фишгарда королевства жмуров. Потому что сдаваться мы не собираемся. Ну вот, – Мика прислушался к переговорам. – Договорились до того, что мы самоуверенно пообещали сравнять Суонси с землей и вырвать глаза их детям.
– А они? – Кутялкин интуитивно принял сторону хранителей рыбы – зрелища местной пьянки стало достаточно красноречивым, чтобы перестать опасаться основных её участников.
Мика пожал плечами:
– Наверняка, все еще обещают сохранить нам жизнь. Классическая средневековая оферта – «берите, что сможете унести в руках, и уходите из города… клянемся здоровьем наших детей, что даже не подойдем к колонне».
– Обманут?
– Без вариантов. Выебут и высушат. В клятвы здесь уже давно не верят. Верят в кровь.
Снаружи раздался свист снаряда, мужики в подвале попритихли. Неподалеку охнул взрыв, вздрогнула земля. Гомон над столом поднялся с новой не менее задорной силой.
Мика поднял пластиковый стаканчик с ромом:
– Поздравляю, друзья. Новая осада Фишгарда не заставила себя ждать. Сейчас псы постреляют, а к вечеру пойдут на штурм. Выпьем за то, чтобы они все сдохли. Сдохли их матери, их дети, их домашние животные. Чтобы на их полях больше не выросло ни колоска. Чтобы те, кто придет после нас на эти земли, никогда не вспомнили этих уродов.
Восклицательный знак в прозвучавшем пожелании поставил новый разрыв снаряда. Не обращая внимания на известку, осыпавшуюся с потолка в их стаканы, Гриша, Кох и Мика влили ром в глотку и еще более безмятежно стали ждать нового залпа минометных орудий Суонси.
Tags: Крах финансовой системы, Новый Мировой Порядок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments