sgerst (segerist) wrote in aftershock_2,
sgerst
segerist
aftershock_2

Топливно-энергетические ресурсы: состояние, динамика освоения, обеспеченность. Часть 2: РОССИЯ

========================================================================================
Н.П. Лаверов

Лекция в РХТУ им. Менделеева (кафедра проблем устойчивого развития) весной 2011 года.

Надеюсь Николай Павлович не будет против того что бы эта информация была доступна общественности в качестве авторитетного, научного мнения, ибо в сети, в СМИ высказывается масса необоснованных (а порой и просто лживых) "размышлений" всякого рода "аналитиков" по означенной проблематике, вводящих общество в заблуждение и питающих невежество.
Изначально материал един, на две части пришлось "разбить" (и, соответственно, "подправить" заголовок) потому что ЖЖ не позволил разместить такой объём, это единственное что я изменил в авторской работе, за что прошу тов. Лаверова великодушно простить меня.
=============================================================================
Топливно-энергетические ресурсы: состояние, динамика освоения, обеспеченность
================
Часть 2: РОССИЯ
================



7. ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЕ РЕСУРСЫ РОССИИ.

7.1 Углеводороды.


Производство (добыча) углеводородов – нефти, газового конденсата и природного газа, включая попутный нефтяной газ в России за 2005-2009 гг. и распределение их объемов по основным производителям показаны на рис. 9 [4].


Рис. 9. Добыча газа, нефти и конденсата в РФ В 2005-2009 ГГ.

Из него видно что начиная с 2005 г. суммарная добыча нефти и газового конденсата несколько превышала 500 млн. т/год. Основная доля их производства в 2008 г. приходилась на несколько крупных компаний: «Роснефть» (22%), «Лукойл» (18%), «ТНК ВР Холдинг» (14%), «Сургутнефтегаз» (12%). Лишь около 1/3 приходилось на ОАО «Газпромнефть», ОАО «Газпром» и другие компании.
Добыча природного горючего газа, включая попутный нефтяной газ (ПНГ) в 2005-2009 гг. несмотря на кризисные условия в экономике, в основном превышала 650-660 млрд. м3/год (рис. 9). При этом более 80% природного газа добывал «Газпром». В балансе добычи газа доля ПНГ не превышала 8%.
Распределение добываемых в России энергетических ресурсов представлено ак. О.Н. Фаворским оригинальной схемой рис.10).


Рис. 10. Структура потребления топливно-энергетических ресурсов в России


Из нее хорошо видна высокая доля экспорта органического топлива (44%), также как и доля затрат топлива на теплообеспечение (1/4). По мнению ученых РАН [4] природный газ в нашей стране используется недостаточно эффективно. В устаревших котельных, работающих на газе, в основном, используются паровые турбины. Их КПД превращения энергии топлива (в данном случае газа) в электричество не превышает 32-34%. Использование парогазовых установок с КПД 52-56% позволило бы кардинально улучшить ситуацию. Замена паровых турбин на парогазовые установки позволило бы на 30-40% сэкономить использование газа на ТЭС, либо на столько же увеличить их мощность. На рис. 11 видно, что в структуре производства энергии в нашей стране на долю газа приходится 46%. 


Рис. 11. Структура производства электроэнергии в России (2007 г.)

Подобная ситуация ведет к расточительному расходу природного газа, как весьма ценного сырья, используемого в производстве конкурентных продуктов.
Газпромом разработана программа существенной конверсии производства газохимической продукции [4], но, к сожалению, пока она реализуется медленно.
Состояние с переработкой газа в РФ и США в 2008 г. представлено «Промгазом» на рис. 12.


Рис. 12. Переработка газа в РФ и США

Из него видна не только большая разница в доле включаемого в переработку газа в нашей стране (9%) и США (60,5%), но и особенно – в производстве сухого товарного газа (разница почти в 10 раз), этана, пропана, стабильного газового бензина, в использовании шахтного метана и ПНГ. Успехи в разработке новых весьма продуктивных научных направлений в газохимии настойчиво толкают производителей природного газа к дальнейшему освоению его новых разнообразных источников [9].
По разведанным доказанным запасам природного горючего газа Россия занимает первое место в мире. Предварительно оцененные запасы и прогнозные ресурсы существенно превышают накопленную добычу [3].


Рис. 13. Распределение по степени освоения ресурсов нефти и природного газа в России

На рис. 13 показано распределение по степени освоения ресурсов нефти и природного газа в нашей стране.
Разведанные запасы нефти вместе с предварительно оцененными и прогнозными ресурсами существенно превышают накопленную добычу, составляя всего лишь 16%. Накопленная добыча природного газа – 5% свидетельствует, что, несмотря на динамичное развитие, страна пока находится на начальном этапе освоения его ресурсов [1]. К сожалению, в нефтяной промышленности положение более сложное, связанное с тем, что в последние 20 лет мы не открыли крупных месторождений нефти, а прирост разведанных запасов за счет мелких месторождений и увеличение в эксплуатируемых запасах тяжелых нефтей требуют более интенсивного разворота поисковых геологических и геофизических работ.
Наиболее перспективными становятся шельфовые акватории, перспективные на нефть и газ, в первую очередь в арктических зонах России. Этой проблеме посвящен ряд работ автора и коллег [7, 10]. В статье А.Э. Конторовича и В.А. Конторовича [14] предложено районирование акваторий арктического шельфа России с прогнозной оценкой ресурсов нефти, природного газа и конденсата в каждой из выделенных ими нефтегазовых провинций, приведенных на рис. 14.


Рис. 14. Нефтегазоносные провинции арктического шельфа России

Несмотря на недостаточную геолого-геофизическую изученность осадочных бассейнов на шельфах Северного Ледовитого океана при оценке возможных ресурсов нефти и газа авторы использовали апробированную в западной и Восточной Сибири технологию, опирающуюся на стохастическую зависимость между начальными геологическими ресурсами нефти и газа и объемом неметаморфизованного осадочного материала в бассейнах. На основе анализа имеющихся геолого-геофизических материалов упомянутыми авторами [14] предложено возможное распределение углеводородов в нефтегазоносных провинциях северной евразийской континентальной окраины России (рис. 15).


Рис. 15. Распределение ресурсов углеводородов в нефтегазоносных провинциях северной евразийской континентальной окраины России

Из него видно, что в трех нефтегазоносных провинциях Южно-Карской, Восточно и Западно Баренцевской прогнозные ресурсы углеводородов составляют почти 80% всех ресурсов шельфов евразийской континентальной окраины России.
Конкретная оценка состояния геолого-геофизических работ в этом регионе, характерные особенности наиболее перспективных объектов для детальной разведки, технологическая «вооруженность» современной геологии и геофизики, а также проблемы организации работ и сотрудничества с зарубежными партнерами рассмотрены в недавней работе Российской академии наук [11].

7.2 Каменные угли.

Доля добытых и подготовленных к освоению запасов углей в России в суммарных начальных ресурсах составляет около 2%. Соответственно, перспективные и прогнозные их ресурсы находятся на ранней стадии освоения. Существенным недостатком сырьевой базы углей является географическое размещение освоенных угленосных бассейнов (рис. 16).


Рис. 16. Удельный вес добычи угля по регионам и бассейнам России

На долю бассейнов, расположенных в восточных регионах страны, приходится почти 80% разведанных запасов и добычи углей, в то время как в Европейской части, на Урале, по существу, не созданы необходимые предпосылки для развития угледобычи в будущем [5].

8. О РАЗВИТИИ ЯДЕРНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ В РОССИИ: НОВЫЕ РЕШЕНИЯ РЕСУРСНОЙ ПРОБЛЕМЫ

В условиях технологического обновления ядерной энергетики в России разведанные запасы урана не являются главным фактором ее ускоренного развития. Сегодня предприятия России производят в год лишь 3,5-4,0 тыс. т урана. Подтвержденные запасы урана по себестоимости добычи 1 кг урана до 80 долларов США составляют 170 тыс. т, при общих запасах 550 тыс. т. Эти известные запасы и прогнозные ресурсы урана достаточны для развития ядерной энергетики нашей страны при условии ее технологического перевооружения.
Опережающее развитие ядерной энергетики стало важным приоритетом энергетической безопасности России. При этом выделяются три важнейших составляющих ее технологической модернизации. Первой из них является постепенный перевод ядерной энергетики на замкнутый уран-плутониевый ядерный топливный цикл на базе реакторов на быстрых нейтронах (РБН). Вторая составляющая – реализация крупномасштабной программы устранения радиационных загрязнений, в основном связанных с производством оружия в период холодной войны, и третья – существенная поддержка развития атомной энергетики в мире с одновременным решением сложных проблем предотвращения «расползания» по миру ядерных оружейных материалов и «чувствительных» ядерных технологий – в первую очередь обогащения урана и переработки облученного ядерного топлива.
Совершенствование ядерного топливного цикла, его интернационализация, развитие лизинга обогащенного урана, возврат отработанного топлива в страну его производящую и даже лизинг ядерной энергии стали важными инициативами и предметом глубоких исследований, инициированных политическим руководством нашей страны и некоторых других стран, решительно поддержанные МАГАТЭ.
Мы поддерживаем развитие широкомасштабных исследовательских работ в рамках международных соглашений с США, Европейским союзом и МАГАТЭ по всем этим направлениям. Основные научные результаты совместных работ опубликованы в ряде монографий, совместных докладов, итоговых документов семинаров и конференций, в русской и английской версиях. Они доступны и поэтому я не буду их рассматривать подробно. Хочу лишь подчеркнуть приоритетность проблемы нераспространения ядерных оружейных материалов и технологий обогащения урана и рециклинга ОЯТ с возможностью «наработки» оружейного плутония.
Прогнозируемые высокие темпы развития ядерной энергетики в мире – до 2000 ГВт в 2050 г. и 5000 ГВт в 2100 г., потребуют вовлечения в топливный ядерный цикл U238, развития технологий быстрых реакторов и возможно тория, т.к. имеющихся реальных запасов урана явно недостаточно. При использовании технологий открытого уран-плутониевого (U-Pu) топливного цикла потребуется для указанных объемов производства энергии на АЭС, оснащенных легководными реакторами, 14,0-16,0 млн. т природного урана. Даже прогнозных, пока не открытых ресурсов урана, при цене его добычи 250-300 долларов за 1 кг, пока не видно. Представляется, что сохранение и распространение «по миру» действующих в настоящее время ядерных технологий с открытым U-Pu топливным циклом уже во второй половине текущего века будут нерентабельными.
На диаграмме (рис. 17) приведена технологическая схема современной атомной энергетики России установленной мощностью 23,2 ГВт (э). 


Рис. 17. Технологическая схема современной атомной энергетики России установленной мощностью 23,2 ГВт(э)

Из нее видно, что в открытом уран-плутониевом топливном цикле, в условиях временного хранения возрастающих объемов ядерных материалов, при низкой эффективности использования природного урана – менее 1%. Эта схема не является прогрессивной и безопасной. Здесь хорошо видно, что на «входе» – 5000 т природного урана в год. Далее - конверсия и обогащение, при которых ежегодно 4100 т отвального урана пополняют отвалы обогатительного производства (75 тыс. т). Далее – изготовление топлива и его поставки на АЭС. Более 800 т ОЯТ в год поступают во временные хранилища, в которых в 2010 г. уже имеется 19000 т. ОЯТ транспортных и исследовательских реакторов и реакторов БН600 и ВВЭР-440 поступают на завод РТ-1 («Маяк») на переработку. Полученные радиоактивные отходы (3 т/год) поступают на временное хранение РАО (есть 75 т), а полученный плутоний (1 т) – на склад выделенного плутония (РТ-1, есть 40 т).
В. Асмоловым, А. Зродниковым и М. Солонинным предложена принципиальная схема будущей инновационной ядерной энергетики России, установленной мощностью 100 ГВт (э). Она основана на замкнутом топливно-ядерном цикле и кардинально отличается от действующей схемы. На рис. 18 .хорошо видны эти отличия. 


Рис. 18. Принципиальная схема крупномасштабной ядерной энергетики установленной мощностью 100 ГВт(э) (пример)

Здесь показана не только последовательность операций цикла, но и место предприятий внутри концерна «Энергоатом». На «входе» - не 5000 т, а лишь 100 т/год природного урана, отвального урана обогатительного производства (или природного тория). Они поступают на заводы по изготовлению топлива для тепловых и для быстрых реакторов, куда также поступают соответственно уран 233+уран 238 и уран, плутоний, минорактиниды. ОЯТ со всех реакторов поступает на завод по переработке, который кроме топливных материалов получает 100 т радиоактивных отходов (РАО) в год. РАО направляются для окончательной изоляции в подземное сооружение.
Возможная структура ядерной энергетики, предложенная сотрудниками Курчатовского института на период до 2100 г. приведена на рис. 19.


Рис. 19. Возможная структура ядерной энергетики России (на период до 2100г.)

Для реализации этой схемы требуется проведение глубоких фундаментальных и экспериментальных опытных работ, в условиях международного сотрудничества.
В соответствии с Международной инициативой по созданию реакторов IV поколения необходимо реализовать объединенную программу изучения и инженерных изысканий для разработки наиболее перспективных реакторов и технологий ядерных топливных циклов новых поколений, включая:
- быстрый реактор с натриевым охлаждением,
- легководный тепловой ядерный реактор,
- быстрые реакторы с тяжелым теплоносителем,
- высокотемпературный реактор с газовым охлаждением,
- реактор с солевым расплавом.
Стратегия развития ядерной энергетики на период 2000-2030 гг., одобренная Правительством России в 2000 г. приведена на рис. 20.


Рис. 20. Стратегия развития атомной энергетики – 2000-2030 гг. (одобрена Правительством России 25.05.2000 г.)

Стратегией предусматривается иметь в 2030 г. 60 ГВт (э) установленной мощности АЭС. Предлагаемый вариант развития реализуется не в полной мере, также не в полной мере выполнен план продления срока эксплуатации реакторов первого и второго поколения. Строительство второго БР на Белоярской АЭС идет успешно.

9. О ДИНАМИКЕ ВНУТРЕННЕГО ПОТРЕБЛЕНИЯ ТОПЛИВА И ЭНЕРГИИ В РОССИИ.

Анализ тенденций внутреннего потребления энергетических ресурсов на фоне развития экономики России приведен в работах многих специалистов, в том числе и автора. В этих работах чаще всего сопоставляются тенденции в динамике валового внутреннего продукта, различных по уровню экономического развития стран, с уровнями потребления топливно-энергетических ресурсов и энергии в расчете на «душу» населения. Нужно отметить, что по этим показателям легко выделяются страны, различающиеся не только по уровням экономического и технологического развития, но и качеству жизни. При этом не отмечается прямых корреляций с климатическими условиями.
На рис. 21 отражена реальная динамика внутреннего потребления топлива и энергии в России за период с 2010 по 2020 гг., (также в % к 1990 г.) с выделением следующих показателей:
- валовой внутренний продукт;
- производство электрической энергии;
- расходы энергетических источников на теплоснабжение;
- потребление моторного топлива;
- первичные энергетические ресурсы. 


Рис. 21. Динамика внутреннего потребления топлива и энергии, в % к 1990 г.

На диаграмме хорошо видна депрессионная зона российской экономики 90-х годов с резким падением производства валового внутреннего продукта (почти на 40%) и потребления моторного топлива (45%) при более мягком снижении потребления тепла, электроэнергии и первичных энергетических ресурсов (на 30-20%). Особенно важным является заметное увеличение темпов роста ВВП и потребления электроэнергии при низких темпах увеличения потребления тепловой энергии, моторного топлива и первичных энергетических ресурсов. В этом проявляется положительное влияние курса руководства страны на существенное снижение энергоемкости российской экономики. Динамика энергоемкости приведена на рис. 22.


Рис. 22. Энергоемкость российской экономики

Из него хорошо видна положительная тенденция решения этой весьма сложной и давней проблемы.
Необходимо подчеркнуть, что при реализации мер, связанных с ресурсосбережением, в первую очередь с экономией топливно-энергетических ресурсов имеется несколько направлений экономической политики.
На рис. 23 приведены динамические показатели потребности России в топливно-энергетических ресурсах в условиях различного подхода к развитию экономики страны. 


Рис. 23. Динамика потребности в топливно-энергетических ресурсах

Из него хорошо видно, что при намеченных темпах экономического развития страны и сохранении энергоемкости ВВП на уровне 2010 г. за предстоящие 10 лет мы должны увеличить более чем на 1,0 млрд. т потребление топливно-энергетических ресурсов. При этом технологическое перевооружение (особенно ТЭС, работающих на природном газе) не может сыграть решающей роли.
Опыт многих стран, решивших удовлетворительно эту задачу, свидетельствует, что главный резерв в снижении потребления топливно-энергетических ресурсов «лежит» в структурной перестройке экономики, ориентированной на снижение энергоемкости ВВП. При этом мы должны иметь в виду, что к 2020 г., при планируемом значительном объеме экспорта топливно-энергетических ресурсов, медленном развороте структурной перестройки экономики страны и отставании геологоразведочных работ, контрольная цифра внутреннего потребления этих ресурсов на наш взгляд, может быть близкой к 2,0 млрд. т условного топлива в год.

10. НЕКОТОРЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ.

Ярковыраженная неравномерность географического распределения запасов и добычи топливно-энергетических ресурсов в мире, являющихся невозобновляемыми, определяется особенностями геологической истории развития Земли и ни в коей мере не связана причинно с существующими границами государств. Именно поэтому любые прямые посягательства на обладание источниками энергетических ресурсов, расположенных за пределами собственных территорий, или акваторий, нарушающих Конвенцию ООН, обычно рассматриваются как агрессивные действия, грубо нарушающие основы международного права. Огромное геополитическое значение приобрела проблема владения топливно-энергетическими ресурсами и эта проблема относится к категории важнейших в международных отношениях. В международном праве ей уделяется большое внимание. Многие исследователи часто ссылаются при анализе причин конфликтов между странами и группами стран, на их стремление с помощью силовых и иных приемов овладеть не принадлежащими им энергетическими ресурсами.
Для исключения конфликтных ситуаций широко используются договорные отношения между государствами, вырабатываются международные принципы энергетической безопасности.
Международная деятельность и внешняя политика в области энергетики призваны обеспечить сохранение энергетической безопасности и независимости нашей страны. Для успешного решения этой главной задачи потребуется восстановить и укрепить экономические позиции России в ряде регионов за ее пределами, найти эффективные инструменты сотрудничества в рамках СНГ и мирового сообщества в целом. Нужно обеспечить условия для максимально эффективной реализации экспортных возможностей отечественного ТЭК, ускоренного решения проблем развития современного отечественного энергетического, электротехнического, нефтегазового и горного машиностроения и транспортных средств, организовать расширение их экспорта. Необходимо способствовать привлечению зарубежных инвестиций для ТЭК и смежных областей, существенно расширить международное сотрудничество в разработке научно-технологических проблем и подготовке научных и инженерных кадров, технического персонала и рабочих высокой квалификации.
Отношения со всеми зарубежными государствами, организациями и компаниями должны строиться исходя из приоритета национальных интересов России, на взаимовыгодных началах. При этом государством рекомендуются любые формы участия иностранного капитала в ТЭК России и симметричные формы участия национального капитала в энергетике других стран. Энергетические проблемы должны решаться на справедливой основе, путем переговоров, при отсутствии политического и силового давления на партнеров.
Основным принципом энергетической безопасности в нашей стране и в мире, которым должны руководствоваться производители и потребители энергетических ресурсов должен стать принцип их рационального потребления. Своевременная подготовка их запасов к освоению, возможность замены исчерпаемого ресурса и диверсификация видов топлива и энергии должны стать основной научно-технологической задачей, к решению которой должны привлекаться ученые и специалисты разных стран, наиболее успешные производственные объединения. Экологическая приемлемость крупномасштабного освоения новых источников энергии должна определяться международными организациями экспертов, с широким использованием опыта МАГАТЭ.
Международная доктрина энергетической безопасности и увязанные с ее основными положениями законы отдельных, (особенно развитых) стран в совокупности должны стать важными документами ООН, направленными на развитие и укрепление принципов мирового содружества, с отрицанием противостояния.
Учитывая весьма высокую сложность решения проблемы замены значительной доли традиционных невозобновляемых энергетических ресурсов новыми источниками энергии в XXI веке, представляется крайне важным объединение усилий ученых разных стран и выделение значительных ресурсов для ее разрешения.
В заключение выражаю сердечную благодарность моим коллегам, товарищам по работе, принимавшим участие в обсуждении затронутых вопросов, предоставлении отдельных материалов при подготовке доклада: академикам А.Н. Дмитриевскому, А.Э. Конторовичу, О.Н. Фаворскому; членам-корреспондентам РАН М.Д. Белонину и В.И. Величкину; докторам наук В.И. Богоявленскому, А.С. Некрасову, Ю.В. Синяку, А.Г. Коржубаеву и другим моим, в том числе зарубежным коллегам, активно участвовавшим в подготовке и проведении ежегодных энергетических форумов т семинаров по проблемам нефти, газа и атомной энергетики, проводимых в России, Европе и США.

===========================================================================================

Литература

  1. Белонин М.Д., Якуцени В.П. Проблемы сырьевого обеспечения ТЭК России. // Сырьевая база углеводородного сырья и его прогноз. Нетрадиционные источники углеводородного сырья. 2004. СПб.: Недра. С. 4-17.
  2. Конторович А.Э., Добрецов Н.Л., Лаверов Н.П., Коржубаев А.Г., Лившиц В.Р. Энергетическая стратегия России в XXI веке // Вестник Российской академии наук. 1999. Т. 69, №9.
  3. Коржубаев А.Г. Закономерности глобального энергообеспечения и нефтегазовая политика России. // ЭКО, 2005. №10. С. 140-150.
  4. Лаверов Н.П., Дмитриевский А.Н., Якубсон К.И. Роль фундаментальной науки в создании новых нефтегазовых технологий. // Сб. Фундаментальный базис новых технологий нефтяной и газовой промышленности. 2002. Выпуск 2. Геос. М.: С. 9-15.
  5. Некрасов А.С., Синяк Ю.В. Макрорегиональный прогноз долгосрочного развития энергетического комплекса России. // Пространственная Экономика. 2005. №1. С. 60-90.
  6. Нефтепереработка в России: проблемы и перспективы развития. М.: Аналитический центр Эксперт. 2005.
  7. Лаверов Н.П. Топливно-энергетические ресурсы. // Научные сессии Общего собрания Российской академии наук 2002-2009 гг. Наука. М.: 2010. С. 247-262.
  8. Тарханов А.В., Шаталов В.В. Планы развития уранодобывающей промышленности в России. // Развитие атомной энергетики России и Украины – фактор устойчивого межгосударственного сотрудничества. Материалы конференции РАН и НАН Украины. Рук. Н.П. Лаверов и Б.Е. Патон. Наука. М.: 2009. С. 69-77.
  9. Велихов Е.П. и соавторы Энергетика в экономике XXI века. М.: Атомная техника, 2010. 175 С.
  10. Грамберг И.С., Додин Д.А., Лаверов Н.П. и др. Арктика на пороге третьего тысячелетия. Ресурсный потенциал и проблемы экологии. СПб.: Наука, 2000. 247 С.
  11. Лаверов Н.П., Дмитриевский, Богоявленский В.И. Фундаментальные аспекты освоения нефтегазовых ресурсов арктического шельфа России. // ж. Арктика. 2011. №1. С. 26-37.
  12. Мастепанов А.М. Топливно-энергетический комплекс России на рубеже веков: состояние, проблемы и перспективы развития. М.: Энергия, Т. 2. 2009. 475 С.
  13. Бежанова М.П., Кызина Л.В. Запасы и добыча важнейших видов полезных ископаемых мира на начало 2008 г. // МПР. М.: 2009. С. 5-27.
  14. Конторович А.Э., Конторович В.А. Геология и ресурсы углеводородов шельфов арктических морей России. // Материалы Совета РАН по изучению Арктики. НИСО УрО РАН. Екатеринбург: 2010. С. 157.
  15. John F. Ahearne and Nikolay P. Laverov (Chairs) Internationalization of the Nuclear Fuel Cycle. Goals, strategies and challenges. Washington: D.C. 2008.

Tags: Россия, Энергетика
Subscribe

  • Снижение ожидаемой продолжительности жизни в 2020 году в Европе

    В Евростате вышли предварительные оценки ожидаемой продолжительности жизни в 2020 году. Наибольшее снижение было зарегистрировано в Испании…

  • Украинское дзюдо Путина

    Ужасная война вот-вот разразится на границе России с Украиной—или нет, но есть некоторая вероятность, что значительное число людей будет убито…

  • Противостояние

            За   последнюю   неделю  в  СМИ  изрядно  возрос   накал   страстей      относительно   противостояния  России   и  США.  Кто-то  …

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments

  • Снижение ожидаемой продолжительности жизни в 2020 году в Европе

    В Евростате вышли предварительные оценки ожидаемой продолжительности жизни в 2020 году. Наибольшее снижение было зарегистрировано в Испании…

  • Украинское дзюдо Путина

    Ужасная война вот-вот разразится на границе России с Украиной—или нет, но есть некоторая вероятность, что значительное число людей будет убито…

  • Противостояние

            За   последнюю   неделю  в  СМИ  изрядно  возрос   накал   страстей      относительно   противостояния  России   и  США.  Кто-то  …