nick13_spb (Николай Державин) (nick13_spb) wrote in aftershock_2,
nick13_spb (Николай Державин)
nick13_spb
aftershock_2

Поддержит ли общество очередную десталинизацию? (окончание)



Окончание. Начало здесь.

Отношение к программе десталинизации в зависимости от ПОЛА респондентов

Легко видеть, например, что различий между мнением женщин и мужчин (см. рисунок выше) практически нет. Разве что мужчины чуть более резко и определенно высказываются относительно программы, но не настолько, чтобы можно было говорить о каких-то различиях.

Различий в мнениях относительно десталинизации среди городского и сельского населения России так же мало, как и различий в зависимости от пола респондентов – см. рис. ниже.

Отношение к программе десталинизации в зависимости от того, проживает респондент в городе или в селе (деревне)

Очевидно, отрицательное мнение по поводу десталинизации так же сильно у сельских жителей, как и у городских. Да, в общем-то, и непонятно, с чего бы, например, сельским жителям хотеть десталинизации больше, чем городским?

Та же картина, что и по полу и городу/селу, наблюдается почти по всем социально-демографическим характеристикам, которые измерялись в опросе: различия или отсутствуют, или есть, но какая бы то ни было зависимость не просматривается.

Тем не менее, они – различия и зависимости – все же иногда встречаются, и рассмотрение этих, зачастую микроскопических, отличий, позволяет многое понять относительно причин такого резко отрицательного отношения людей к программе десталинизации, а также выявить группы, которые, может быть, когда-нибудь (не меньше, чем в 70-летней перспективе) поменяют свое мнение и перейдут в полном составе в стан сторонников немедленной десоветизации.

Интересный пример не очень значительных, но имеющих смысл различий можно увидеть, рассматривая различное отношение к программе десталинизации среди верующих и неверующих. В анкете был вопрос о вере: "Считаете ли Вы себя верующим человеком, и если да, к какому вероисповеданию себя относите?" По этому вопросу было получено следующее распределение (%):

 

Здесь необходимо пояснить, что представляет собой группа "Верующие без конфессии". Это люди, которые называют себя верующими, но никакой своей религиозно-конфессиональной принадлежности указать не могут. Более того, очень многие из этой группы пишут в качестве "конфессии" что-то вроде: верю "в любовь", "в силу науки", "в силу растущего колоса", "в истину", "в правду", "в рациональность" и пр. Есть все основания считать, что эта группа – наиболее подвержена (по сравнению с другими – с верующими и неверующими), так сказать, внешним воздействиям – пропаганде, психологическому давлению, моде и пр. Именно в силу влияния этих внешних воздействий люди, входящие в данную группу, не могут признать себя неверующими (это сейчас немодно и даже как-то нехорошо – быть неверующим) и считают себя верующими, но вот во что – это для них самих загадка.

Естественно, очень интересно, каким образом влияет понимание себя верующим или неверующим на оценку программы десталинизации.

 Отношение к программе десталинизации в зависимости от того, считает ли респондент себя верующим.

Нетрудно увидеть, что лучше всего к программе десталинизации относятся как раз люди, которые входят в группу "Верующие без конфессии". И есть что-то исключительно зловещее в том, что именно умы "ни в чем не твердые", подверженные влиянию, и в данном случае более других поддаются психологическому давлению. Однако "караул!" кричать еще явно рано: при всем при том все равно подавляющее большинство "верующих без конфессии" оценивают десталинизацию негативно и проведения ее не жаждет. Соответственно, желающим осуществлять десталинизацию придется еще работать и работать – даже с этой "легкой" категорией, а что уж говорить о "твердолобых" верующих и атеистах, которые в одном строю выступают против десоветизаторских начинаний Совета по правам человека.

Еще один очень ясный пример подобных различий и закономерностей – это изменение отношения к программе десталинизации в зависимости от возраста.

Отношение к программе десталинизации в зависимости от ВОЗРАСТА респондентов

Хорошо видно, что чем старше люди (то есть чем более длительный срок они подвергались "государственному терроризму со стороны преступного Советского государства"), тем меньше они склонны поддерживать программу десоветизации. И наоборот, чем моложе граждане (то есть чем меньше у них было шансов испытать "преступления СССР" на собственной шкуре), тем больше они готовы согласиться, что программа десталинизации нужна. Абсолютным рекордсменом тут является группа "16–19 лет", то есть состоящая из родившихся после развала Советского Союза – именно среди них максимальна доля тех, кто считает, что программу десталинизации надо проводить (таких 15,1%), и тех, кто относится к этой программе весьма положительно (таких 16,1%). Но и эту группу "невинных младенцев" совершенно никак не назовешь (будучи в трезвом уме и твердой памяти) "сторонниками" десоветизации. Потому что и в этой группе против проведения программы высказывается подавляющее большинство – 84,4%, а "просто" очень отрицательно к программе относится 49,3% – практически половина.

Таким образом, не обнаружилось возрастных групп, которые бы хотели, чтобы их сознание модернизировали путем десталинизации и десоветизации. "Модернизаторам" из Совета по правам человека либо придется эти самые права нарушать и действовать против воли народа России, либо долгие годы ждать, когда вырастут поколения, которые будут относиться к идее десталинизации хотя бы безразлично. Однако Совету не стоит слишком обольщаться, рассчитывая на дальнюю перспективу – потому что отвращение к программе десоветизации, как выяснилось, растет не только с возрастом, но и с ростом уровня образования – см. рис. ниже.

Отношение к программе десталинизации в зависимости от ОБРАЗОВАНИЯ респондентов

Зависимость от уровня образования видна хорошо, а "провал" группы "незаконченное высшее образование" объясняется, скорее, возрастом студентов (см. выше). Кроме того, есть все основания ожидать, что после взросления и окончания образования, и перехода в группу "высшее образование", взгляды этой группы респондентов претерпят некоторые изменения. Соответственно, для осуществления программы Совету нужно жаждать не только вымирания всех тех, кто еще помнит "преступления проклятого совка", но и того, чтобы новые поколения россиян, по возможности, не получили образования (хотя похоже, что эта задача, в принципе, уже решается).

Определенные различия в восприятии необходимости программы десталинизации есть и между национальными группами. Однако они далеко не так существенны, как можно было предположить. И уж точно не просматривается в этих различиях ничего, что позволяло бы сказать, что какие-то национальности особенно обижены на Советский Союз и поэтому ждут – не дождутся программы десоветизации. Так, например, представители кавказских народов, участвовавшие в опросе, не хотят десталинизации даже чуть сильнее, чем русские – см. табл. ниже.

Ответы на вопрос #2 в зависимости от НАЦИОНАЛЬНОСТИ опрошенных (упорядочено по возрастанию доли ответивших "Нет")

 Так же обстоит дело и с оценкой программы десталинизации в целом – вне зависимости от вопроса необходимости ее немедленной реализации: все национальности России оценивают ее отрицательно.

Средняя оценка программы десталинизации по ответам на вопрос #1
в зависимости от НАЦИОНАЛЬНОСТИ опрошенных (упорядочено по убыванию оценки).

Глядя на данные по национальностям, не удается усмотреть в них какой-то "содержательной" закономерности: не очень понятно, почему буряты или удмурты оценивают программу лучше других. Возможно, это определяется каким-то третьим параметром – например, преобладанием среди попавших в выборку бурятов и удмуртов молодежи.

Зато в данных об отношении к программе десталинизации в зависимости от места работы, смысл выявленной закономерности понятен хорошо. Чем более оторван от общества человек (в силу специфики своей работы) – тем более он склонен согласиться с идеей о проведении программы десталинизации. Если не обсуждать студентов и учащихся (в этих категориях все решает возраст), то закономерность просматривается четко: те, кто работает самостоятельно, не в коллективе (а также кто не работает), в целом более склонны согласиться, что десоветизация нужна – см. Таблицу ниже.

Ответы на вопрос #2 в зависимости от МЕСТА РАБОТЫ опрошенных (упорядочено по убыванию доли ответивших "Да")

Такая же зависимость видна в оценках предложенной программы "модернизации сознания" – чем более индивидуально и "независимо от общества" человек живет, тем лучше, в целом, он оценивает программу. Вывод напрашивается сам собой: когда все население России окажется либо безработными, либо охранниками, слугами, нянями, личными массажистами и водителями – вот тогда и настанет время проводить программу десоветизации. Что, в принципе, будет логично: если все население превратить в обслугу богатых, то десоветизация будет просто срочно необходима. Но сейчас это время еще не пришло – вероятно, к большому сожалению членов Совета при Президенте.

Не просматривается зависимости и от региона проживания респондента – не обнаружились в стране регионы, где десталинизаторы и десоветизаторы имели бы пусть не грандиозный, но хоть какой-нибудь успех – см. след. таблицу.

Средние оценки программы десталинизации и ответы на вопрос #2 в зависимости от региона проживания респондента – приведены данные только по тем регионам, в которых опрошено не менее 300 человек (данные упорядочены по убыванию доли одобряющих проведение программы десталинизации).

Хотя с регионами вроде "все в порядке", обнаружились и "нехорошие" цифры. Они нехорошие тем, что вскрывают, скорее, не характер мнений респондентов, а ту "щель", в которую пытается вставить свою фомку Совет при Президенте, предлагая программу десоветизации. Пока это еще только трудноразличимая щель, но понятно, что если долго ее расковыривать, то можно когда-нибудь и взломать.

Отношение к программе десталинизации в зависимости от того, в каком Федеральном округе проживают респонденты (упорядочено по убыванию).

Часть 3. Политическое резюме

Руководитель группы социологов Ю.С.Крижанская ознакомила читателя с результатами социологического опроса, проведенного активистами "Сути времени", объединившимися в Агентство "АКСИО". Эти материалы самоценны. Любому непредубежденному человеку понятно, что речь идет о достоверном, объективном исследовании, а не о пропагандистской кампании, напяливающей на себя маску объективизма.

Кого-то не устраивает анкета? А почему бы не объединиться всем, кто хочет настоящих знаний об обществе, не поспорить, не прийти к консенсусу и не провести еще серию исследований? Ведь хочется знать общество, в котором живешь, правда же?

Мы, со своей стороны, готовы на диалог со всеми, кто хочет знать свое общество. Нам совершенно не важно, коль скоро речь идет о получении объективного знания, какова идеологическая ориентация его носителя. Важно, чтобы истина не была принесена в угоду идеологии. И мы гарантируем, что никогда не будем сами заниматься ничем подобным. И всегда будем проводить различие между объективным знанием и пропагандой.

Лично я надеюсь на то, что круг исследователей нашего общества будет расширяться. И мы не просто что-то поймем, но и сумеем найти средства вывода нашего общества из его нынешнего плачевного состояния. Но такая надежда не имеет ничего общего с тем, чтобы выдавать желаемое за действительное. Подобное занятие не только омерзительно, но и бесперспективно. Для того чтобы воздействовать на общество, нужно знать его. И никакого другого пути что-либо изменить просто не существует.

Читатель ознакомился и с объективными данными, которые в подобном объеме представляются ох как нечасто. Он ознакомился также с общими аналитическими выкладками, позволяющими поместить эти данные в определенный контекст.

Хочу в завершение обратить его внимание на простейшие конкретные политические соображения. Которые мне представляются непреложными именно потому, что они а) конкретные, б) простейшие и в) собственно политические.

1. Выборы на носу. Затянувшаяся подковерная борьба не позволяет ощутить всей остроты момента. А зря.

2. Политическая система существенно повреждена этой самой подковерной борьбой.

3. Повреждение может существенным образом сказаться на результатах выборов. Нельзя рассчитывать на то, что результат, полученный неповрежденной системой, сумеет повторить система поврежденная.

4. Помимо этого, к горлу системы приставлен невыборный политический кинжал египетско-тунисского образца. Все специалисты знают, что идет конкретная работа по подготовке дестабилизации системы, что эту работу ведут конкретные специалисты, что уже получены первые практические результаты. Это не романтика, не фольклор ("точат ножи булатные, кипят котлы кипучие"). Это такая проза дня, что дальше некуда. 

5. В этих условиях десоветизация выглядит не просто авантюрно. Разрывать отношения с обществом в той ситуации, которая уже сформировалась и движется в определенном направлении, – самоубийственно.

6. Данные, приведенные "АКСИО", впечатляют. Но даже другие, более успокоительные данные ВЦИОМа назвать успокоительными может только субъект, одержимый политическим суицидом. Притом, что их "успокоительность" порождена как недостаточностью первичного материала (количество опрошенных, охват опроса и так далее), так и стерильностью вопросов – не дающей опрашиваемым понять, о чем на самом деле идет речь. Уберите стерильность (а она сама собой окажется убрана в ходе неминуемых политических баталий), расширьте опрос – и получите то же, что получили мы.

7. Политический субъект, получивший подобные результаты, не может не понимать, что никакими демократическими или околодемократическими методами десоветизировать нынешнее российское общество невозможно. Ну, невозможно, и все тут!

8. Из этого не следует, что реализация оскорбительной, разъединяющей людей, взламывающей единство общества программы десталинизации, – взорвет страну немедленно. На коротком временном интервале десоветизация \"всего лишь\" послужит делу разогрева общества, делу окончательного подрыва общественного консенсуса. И очень проблематизирует выборы.

9. А вот на временном интервале (от года до 3 лет) возможны совсем иные последствия. Специалисты понимают, что при сохранении нынешних социально-экономических и культурных тенденций, при обострении ряда международных тенденций, при крайне высоко вероятной синхронизации внутренних и внешних тенденций – программа десоветизации может сдвинуть риску на шкале общественного негативизма. Честно говоря, не только может, но и непременно сдвинет. Сдвинется эта риска, скорее всего, с нынешней отметки "-2,85" до отметки "-4", а то и более. Это как подъем столбика ртути на термометре. Если сказать, что к вечеру у больного столбик поднимется до отметки 42 градуса, то все поймут, о чем речь. А если сказать, что через 2-3 года риска негативизма приблизится к уровню "-4", и что десоветизация порождает именно это – что ответят? Что если нельзя, но очень хочется, то можно?

10. Проклиная 1917 год и все, что он породил, наши десоветизаторы фактически воспроизводят тот сценарий, по которому тогда разворачивались события.

11. Понимание этого и стремление спасти народ и страну диктует наше обращение ко всем, чей долг беречь страну и народ: остановите десоветизацию немедленно!

12. Вне зависимости от того, кто в какой мере это услышит и как на это отреагирует, страна и народ должны жить.

 


Tags: Кургинян, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments