kapitan_vasya (kapitan_vasya) wrote in aftershock_2,
kapitan_vasya
kapitan_vasya
aftershock_2

«Мы вступаем в новую эпоху глобальной политической нестабильности»

Надо сказать, что я посещаю давосские форумы с 1993 года, но такой степени растерянности и неспособности охватить всю сумму перемен, происходящих в мире, я в ходе этого мероприятия раньше еще не наблюдал. В этом году мир вступил во второе десятилетие XXI века. Это обстоятельство в полной мере ощущалось в ходе давосского экономического форума, который состоялся в конце января в Швейцарии.

 

Кризис продолжает проявлять себя в менее впечатляющих, но достаточно убедительных формах

Можно говорить о том, что мы вступаем в более нестабильное время, более хаотичную и диффузную систему международных отношений и глобальной экономики. И те настроения, которые были заметны среди представителей мировой элиты в Давосе, очень показательны. Главным из них является ощущение незавершенности всех переходных процессов, которые происходят в современном мире. В первую очередь речь идет о незавершенности экономического кризиса, который многие наблюдатели поспешили объявить в 2010 году оконченным. Однако, как мы видим, он продолжает себя проявлять – пусть, может быть, в менее впечатляющих, но при этом в достаточно убедительных формах.

В частности, как известно, американская экономика демонстрирует в этом году 3% роста. При этом, как утверждает нобелевский лауреат Джозеф Стиглиц, нельзя говорить о выводе из кризиса, если экономическое развитие не создает новые рабочие места. Между тем безработица США как была, так и остается на уровне 2008-2009 гг. (период пика экономического кризиса) и составляет от 9,5 до 10%. А в Европе безработица еще выше: где-то 11-11,5%. Таким образом, тот экономический рост, который сейчас наблюдается в США, является лишь следствием вброса гигантского количества денежных средств (более $1 трлн), который осуществляет администрация Обамы, что, собственно, и позволяет говорить о некоем росте. Однако в целом ситуация напоминает капельницу для больного: как только вы ее отключите, больной сразу же впадет в кому. То же самое происходит и в США. Сейчас экономика и банки этой страны переваривают те гигантские суммы, которые были вброшены правительством, но на самом деле пока нет признаков роста производительной экономики. Производство в США по-прежнему стагнирует, зато растут прибыли банков. И это – вторая черта, которая отмечалась в Давосе. Т. е. банковская система снова вернулась к тем практикам и принципам, которые были у нее до 2008 года.

Банки не ответили взаимностью ни правительству, ни обществу

Все разговоры о том, что нужно изменить функционирование финансовой системы, или в противном случае нас ждет новый виток кризиса, обратились в прах. Несмотря ни на что, крупные банки становятся все богаче. Да, в США обанкротились примерно 300 банков, но в основном мелких. Крупные же игроки продолжают процветать. В первую очередь это Bank of America, Morgan Chase и Citibank, которые вместе контролируют почти 30% всех денежных депозитов в США. Их капитал продолжает нарастать. При этом, вопреки обещаниям правительств разных стран, банковские структуры продолжают заниматься не кредитованием экономики, в чем состоит их главная роль, а спекулятивными операциями и деланием денег. Т. е. кризис никак не повлиял на те банковские практики, которые, собственно, и привели к нему.

Интересно при этом, что правительства практически всех развитых стран предоставили банкам огромные преимущества и выделили гигантские средства, чтобы они вкладывали их в экономику, оживляя ее в период рецессии. Но банки на самом деле не пошли по этому пути, т. е. они не ответили взаимностью ни правительству, ни обществу. Банки продолжают накапливать деньги вместо того, чтобы кредитовать бизнес. Т. е. они использовали их для того, чтобы поправить собственное положение, вызванное прошлыми неоправданными и рискованными известиями. Как пишет американский журнал Time, проблема не в том, что банки зарабатывают много денег, а в том, что их доходы оторваны от общей экономики. Т. е. банки продолжают процветать, в то время как экономика находится в состоянии стагнации. И вся эта ситуация чревата срывом в новый экономический кризис.

Привычный порядок в арабском мире рушится, и каким будет новый порядок, непонятно

Еще один момент, который был отмечен в Давосе, – это то, что мы вступаем в новую эпоху политической нестабильности, причем в глобальном масштабе. Посмотрите, что сейчас происходит от Марокко до Иордании и в арабском мире в целом. Это – отнюдь не случайный процесс и не очередной эпизод в его истории. Речь идет о глубоком изменении всей системы отношений в арабских странах. Совершенно очевидно, что даже относительно мягкие авторитарные режимы, которые существовали в Тунисе или Египте, уже уходят в прошлое. Также не вызывает сомнений, что развитие этих событий еще повлияет на ситуацию в Саудовской Аравии, Марокко, Иордании. Неслучайно саудиты уже пообещали провести некоторые реформы, чего раньше они не делали.

В общем, привычный порядок в арабском мире рушится, и каким будет новый порядок, непонятно. Но ясно, что этот огромный регион, находившийся под властью коррумпированных семейных кланов и политических диктатур, начинает приобретать новое лицо. Хотя пока не очевидно, что это приведет к улучшению общей ситуации, потому что вполне могут возникнуть новые проблемы. Например, как известно, при Мубараке Египет ориентировался на хорошие отношения с США и Израилем, что во многом и обеспечивало стабильность на Ближнем Востоке. Сейчас же мы не знаем, по какому пути пойдет новое египетское руководство.

В Азии уже не знают, где находится самая главная для них столица – в Вашингтоне или Пекине

Четвертый момент: США утрачивают свое лидерство, и кризис резко ускорил этот процесс. В Давосе очень активно обсуждалось, к чему приведет новое китайско-американское соперничество. Т. е. совершенно очевидно, что США дождались появления соперника в XXI веке. Им стал Китай. Кто-то говорил, что это произойдет к 2030 году, но мы наблюдаем это уже сейчас. Этот процесс во многом ускорил экономический кризис. Так что сегодня в Азии уже не знают, где находится самая главная для них столица – в Вашингтоне или Пекине. Т. е. происходит диффузия власти в мире. Если до сих пор западный мир руководил глобальной повесткой дня, то сейчас в международную повестку все больше вмешивается Китай, причем его позиция по целому ряду вопросов совершенно другая. Это пока еще не конфликтное соперничество типа холодной войны, но в то же время это – достаточно жесткое геополитическое, финансовое и экономическое соперничество, которое станет основным фоном мировой политики в первой половине XXI века.

Пятый момент заключается в том, что Европа демонстрирует откровенный дефицит лидерства, т. е. она не способна вмешаться в спор между США и Китаем и стать третьим центром силы, который будет определять мировую повестку дня. И это уже совершенно очевидно. Сейчас она увлеченно «смотрит на свой собственный пупок». Т. е. Европа поглощена своими проблемами отношений с мусульманским миром и своими собственными мигрантами, а также экономическими трудностями. Единственная идея, которая сегодня объединяет Европу, – это нежелание ее лидеров дать обрушиться евро, потому что в противном случае о единой Европе можно будет забыть.

Никто не предлагает рецептов того, как должна функционировать новая мировая система

Самое поразительное, что в ситуации повышенной нестабильности и диффузии власти никто не может предложить готовых рецептов по поводу того, каким образом должна функционировать новая мировая система. Николя Саркози очень долго ходил с идеей более жесткого регулирования финансовых рынков, чтобы избежать нового глобального кризиса. Он обещал озвучить свои предложения на саммите «Большой двадцатки», председателем которой в этом году является Франция. Однако Дмитрий Медведев, открывавший форум в Давосе, заявил, что Россия не будет поддерживать наложение дополнительных ограничений на деятельность банков и финансовых структур. И Саркози, который выступал через два дня после Медведева, оказался в сложной ситуации, потому что уже фактически получил негативный ответ от главы РФ. Вот почему он дал задний ход, говоря, что «мы должны более глубоко изучить эту ситуацию», создать некий комитет и т. д. Как известно, когда создается комиссия на предмет изучения возможности создания другой комиссии, как мы прекрасно понимаем, это означает отказ от первоначальной идеи.

Таким образом, мир вышел из глобального экономического кризиса без явных рецептов по предотвращению его повторения, зато с банковской системой, которая повторяет все те же самые ошибки, которые привели к финансовому кризису, и ослабленными США, которые теперь все больше вынуждены считаться с другими центрами силы вроде Китая. При этом в нынешней геополитической системе старые центры власти выглядят все более слабыми, а новые еще до конца не оформились.

http://news.km.ru/my-vstupaem-v-novuyu-epokhu-globalnoi-politicheskoi-nestabilnosti

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 71 comments